«Корень» детской пугливости – в кишечнике?

Маленькие дети только кажутся похожими друг на друга – на самом деле они очень разные, и по-разному реагируют на окружающий мир. Так, одни отличаются бесстрашием, а другие пугливы. Поразительно, но причиной таких различий могут быть особенности кишечной микрофлоры ребенка

Страх как эмоциональная и поведенческая реакция на угрозу – это древний эволюционный механизм, необходимый для выживания, и появление этой эмоции важно для нормального развития человека. Примерно к полугоду жизни младенцы уже отличают испуганные лица среди окружающих, а позже сами начинают бояться высоты, незнакомцев, странных предметов. В норме интенсивность реакций страха достигает пика примерно к году жизни ребенка. В этот период она имеет защитное значение с учетом возрастающей подвижности детей и их желания изучить все окружающее, а затем снижается.

Если ребенок, находясь в безопасности, не справляется со страхом – это может спровоцировать развитие тревожности и депрессии в более позднем возрасте. Другая сторона медали – слишком бесстрашные дети, у которых есть шанс вырасти в нечутких и жестоких взрослых. Но первый год жизни – это время, когда можно скорректировать неврологические шероховатости, и одной из точек приложения сил могут стать, как это ни удивительно, симбиотические обитатели кишечника ребенка.

Как известно, пищеварительный тракт представляет «стол и кров» обширному сообществу микроорганизмов – кишечному микробиому . Хотя об этом дополнительном «микробном органе» известно давно, он является относительно новым объектом научного исследования. И в последнее время появляется все больше свидетельств, что микробиом кишечника и здоровье человека, в том числе, неврологическое, тесно связаны

Отправной точкой для поиска связи страха и состава кишечного микробиома у человека стали исследования на грызунах и рыбках данио-рерио, кишечник которых либо лишали микрофлоры, либо, напротив, заселяли определенными микроорганизмами. Оказалось, что время такого заселения было важным фактором, так как в развитии нервной системы имеются критические периоды, когда на становление правильной реакции страха можно повлиять. Также выяснилось, что манипуляции с микробиомом ведут к структурным и биохимическим изменениям в отделах мозга, участвующих в формировании эмоции страха.

На сегодня имеются данные об изменении кишечного микробиома у людей с различными неврологическими нарушениями и о благоприятном влиянии на их состояние пробиотиков. Но подобные исследования у маленьких детей не проводились.

Ученые из США провели пилотное исследование с участием 34 детей, у которых в месячном и годовалом возрасте охарактеризовали микробиом, проанализировав образцы кала. А с помощью МРТ были оценены объемы структур мозга, связанных с формированием эмоции страха, – миндалевидного тела , гиппокампа и медиальной префронтальной коры, которые активно развиваются в течение первого года жизни человека.

У годовичков исследователи оценивали эмоцию страха по их реакции на человека в страшной маске либо на незнакомца. К этому возрасту у детей уже наблюдалась четкая положительная связь между пугливостью в «масочном тесте» и численностью в кишечнике бактерий, принадлежащих к родам Veillonella , Dialister и Clostridiales , и отрицательная связь – с Bacteroides. Что касается данных МРТ, то изменения были менее явными, однако ученым удалось обнаружить связь между составом микробного сообщества и размером миндалевидного тела, участвующего в принятии быстрых решений при потенциальной угрозе.

Интересно, что в случае незнакомцев таких связей найти не удалось. По-видимому, это связано с «социальным элементом» реакции страха: ребенок может насторожиться при виде нового лица, но не рассматривает его как непосредственную угрозу, а за подобную реакцию отвечают другие отделы мозга.

По мн

борке. К тому же не найден механизм, лежащий в основе обнаруженных закономерностей, – нужно опознать продукты метаболизма кишечных бактерий, которые могут влиять на работу мозга через активацию элементов иммунных системы. Также следует изучить роль блуждающего нерва, обеспечивающего взаимодействие между мозгом и кишечной микрофлорой.

И конечно, очень преждевременно называть тот или иной микробиом «хорошим» или «плохим», так как выявленные закономерности не являются доказательством причинно-следственной связи. Но они дают импульс поискам бактериальных предикторов нейропсихиатрической патологии, что в будущем может помочь в профилактике и лечении психических расстройств, характеризующихся аномальной реакцией страха.

Фото: https://pixabay.com

Источник